УДМУРТСКИЙ ЯЗЫК

(собств. удмурт кыл ‘удмуртский язык’, англ. Udmurt; Votyak, нем. Udmurtisch; Wotjäkisch) – язык удмуртов (самоназв. удмурт, русск. удмурт; (устар.) вотяк; англ. Udmurt; Votyak, нем. Udmurte; Wotjäke) – относится к пермской ветви финно-угорской группы уральской языковой семьи. Удмурты проживают в Удмуртской Республике (т.н. континентальные удмурты), в Республиках Башкортостан, Татарстан, Марий Эл, в Кировской, Пермской областях (т.н. островные удмурты) и в некоторых других регионах  Российской Федерации, а также в Казахстане, на Украине и т.д.

По переписи 1989 года, численность удмуртов в СССР составляла 714 793 человек (в России по переписи 2002 года – 637 тыс.), из них в то время считали родным языком удмуртский – 69,6%, русский – 30%. Билингвов среди удмуртов – 68,5% (удмуртско-русское двуязычие составляет 64,4%, среди удмуртов Татарии и Башкирии нередки случаи удмуртско-татарского или удмуртско-татарско-русского трехъязычия).

Удмуртский язык имеет в Удмуртской Республике в значительной степени формальный статус государственного языка. Изучается в некоторых школах, детских садах, а также средних и высших учебных заведениях.

Первые записи удмуртских личных имен русскими буквами сохранились с 15 вв., удмуртские слова начали фиксироваться с начала 18 в. Важнейшими памятниками этого периода считаются рукописный латинско-удмуртский словарь Даниэля Готлиба Мессершмидта (1726), “Сочинения, принадлежащие к грамматике вотского языка” (Санкт-Петербург, 1775) и рукописный удмуртско-русский словарь Захарии Кротова (1786). Письменность возникла в 19 в. на основе русской графики; в настоящее время в состав удмуртского алфавита, помимо 33-х русских букв, входят дополнительные пять букв с диакритиками (две точки над буквой). Удмуртский литературный язык окончательно оформился в 1930-ые гг. в результате синтеза фонетики, морфологии и лексики говоров континентальных удмуртов, и не имеет базового диалекта.

На удмуртском языке издаются книги (несколько наименований в год), газеты (две республиканских и около десятка районных) и несколько журналов, а также осуществляется телерадиовещание (несколько часов в день). Отдельных удмуртоязычных телерадиоканалов нет.

Удмуртский язык имеет два близкородственных языка: коми и коми-пермяцкий, находясь в более отдалённом родстве с марийским, мордовскими и прибалтийско-финскими языками. Взаимопонимание между удмуртами и их родственниками по языку невозможно. В лексике удмуртского языка имеются, в частности, иранские заимствования (из языков, близких к современному осетинскому), довольно много также более поздних тюркских (булгарских и татарских), а также русских заимствований. Слова булгарского происхождения восходят, как считается, к 7–13 вв. Влияние татарского языка повсеместно наблюдалось в 13–16 вв., а на юге сохранилось вплоть до наших дней. Воздействие русского языка на удмуртский началось с приходом русского населения в Прикамье в 12–13 вв. и усилилось после окончательного вхождения всех групп удмуртов в Русское государство (1558).

В удмуртском языке выделяются северное и южное наречия (южное подразделяется на периферийно-южный и центральный диалекты), а также группа промежуточных говоров. Отдельным наречием удмуртского языка является язык бесермян (3 тыс. человек по переписи 2002 года) – народа, проживающего в северной Удмуртии. Бесермянский язык не имеет письменной формы, и бесермяне пользуются на письме удмуртским или русским языком. Все удмуртские диалекты (за исключением островного красноуфимского, испытавшего сильнейшее влияние марийского языка) характеризуются очень большой степенью близости в лексике и грамматическом строе, и в то же время заметно отличаются по количеству и качеству фонем (что, тем не менее, практически не препятствует взаимопониманию).

Удмуртская речь характеризуется чёткостью произношения звуков, а грамматика – относительной простотой, что существенно облегчает изучение языка.

Система фонем удмуртского языка состоит из 7 гласных и 26 согласных фонем (не считая звуков, заимствованных из русского языка). Гармония гласных и фонологическая долгота отсутствуют. Дифтонгов и трифтонгов нет. Ударение динамическое и, в отличие от других финно-угорских языков, падает на последний слог (исключения закономерны и редки). Удмуртская речь, по сравнению с русской речью той же интонации, звучит, как правильно, на полтона выше.

Удмуртский язык – классический агглютинативный; синтетические грамматические структуры преобладают над аналитическими. Морфологически чётко различаются имена и глаголы, однако внутри имен противопоставление частей речи выражено слабо (само разделение имён существительных и имён прилагательных в значительной степени условно и производится грамматистами в основном под влиянием русского учения о частях речи: “существительные” и “прилагательные” однотипно склоняются и могут принимать одни и те же аффиксы, много конверсивов (шулдыр 'веселье', 'веселый' и 'весело', вазь 'ранний' и 'рано', бере послелог 'после' и союз 'если'). Категория рода отсутствует, однако различаются категории лица и не-лица: так, одушевленные имена не принимают форм семи местных падежей. Форм числа две (единственное и множественное – последнее образуется путём прибавления аффикса -ёс/-ос и никогда не вызывает переогласовки в основе). Как и во многих других финно-угорских языках, названия парных предметов и частей тела употребляются в единственном числе, для выделения одного из парных предметов используется слово пал 'половина': куас 'лыжа, лыжи' – пал куас '(одна) лыжа'. Для придания особой интонации, а также в поэтической речи часты случаи употребления форм множественного числа вместо единственного: ымъёсы 'мой рот', букв. мои рты', вместо ымы 'мой рот'.

Категория притяжательности (посессивности) выражена особыми суффиксами, а также местоимениями и т.н. “изафетными” конструкциями, при которых притяжательность морфологически выражается в форме, обозначающей объект обладания. Аффиксы притяжательности могут использоваться с эмфатической целью, выполняя функцию определенного артикля и одновременно субстантиватора, т.е. замещая собой существительное, которое при этом опускается: мынам перое 'мое перо' = мынамез 'то, мое' (подразумевается перо); Казаньысь лыктэм инженер 'из Казани приехавший инженер' = Казаньысез 'тот, из Казани'; вполне возможно нанизывание таких аффиксов:  бригадир-мы-лэнъ-ёс-ыз-лэнъ-ёс-ыз-лы 'для тех, которые у тех, кто у нашего бригадира'.

Глаголы в удмуртском языке делятся на переходные и непереходные, с которыми связана слабо выраженная категория залога. Категория вида выражается с помощью лексических и синтаксических средств. Имеются три наклонения (изъявительное, повелительное и условное), а также категория притворной модальности. Глаголы тесно связаны с именами через систему причастий (по сути дела, отглагольных имён). В удмуртском языке существует одно настоящее и одно будущее время, и довольно сложная (напоминающая французскую) система прошедших времён. Спряжение имеет две формы (утвердительную и отрицательную), как и в большинстве других финно-угорских языков.

Источник: “Энциклопедия - РОЛ”, Портал “Удмуртология”
Изучение удмуртского языка
Удмуртский язык / Удмурт кыл
Удмуртский форум
Удмуртский портал
Геральдика Удмуртии
Удмуртский каталог
Удмуртская Википедия
Удмуртская музыка
Удмуртская кухня
Удмуртские стихи
Удмуртское народное творчество
Удмуртский государственный университет
Финно-угорская электронная библиотека

Новости Удмуртии